Алексей Голобуцкий: “И ещё о страдальце Мураеве, за которого рвёт несвежие тельняшки вся кремлёвская шобла.”

Алексей Голобуцкий

И ещё о страдальце Мураеве, за которого рвёт несвежие тельняшки вся кремлёвская шобла: Коцаба, Пиховшек, Погребинский, Шуфрич и даже отощавшая без российского подсоса сиротка-Савик, который Шустер.

Дело не столько в том дерьмомифе, который формирует в головах зрителей мураевский NewsOne: “тоталитаризм, уничтоженная свобода слова, воцарение страха, преследование неугодных”, капитальная такая постапокалиптика. В конце концов, это настолько диссонирует с реалиями, что длительного эффекта иметь не может по определению. По тому самому классическому определению, помните? “Можно долгое время обманывать немногих – либо многих, но крайне недолго”.

Хуже другое: в предвыборный год Мураев загоняет часть электората в натуральное гетто, закрытый ареал, “чумной барак” – потому что все усилия Мураева и его телеканала направлены именно на противопоставление Украине, на отталкивание от неё. В итоге – на самозапихивание в резервацию.


Тот же Оппоблок, который вроде бы идеологически недалёк от мураевской “За жизнь”, тем не менее, остаётся сам и оставляет своих избирателей в политическом, социальном, ментальном пространстве Украины. Да, со своими заворотами и капризами, синдромами и фобиями. Но, тем не менее, базовая установка – “мы намерены жить и работать в суверенной Украине, просто хотели бы тут поменять немножко или хоть замедлить вот это и вот то” (я сейчас сугубо о политико-идеологических моментах, а не о стремлении коррупционеров от бывшей власти вернуть себе ранее награбленное, – это совершенно другой вопрос).

Мураев социально опасен именно тем, что загоняет на маргинес, в тот же чулан, где делят пространство с пауками все созданные ФСБ “непризнанные республики”, достаточно большую часть граждан Украины. Потому что ни о каком “представительстве интересов”, “делегировании власти” речи не идёт. В желательной для Мураева перспективе он во власти, реализующий задачи кремлёвских кураторов, – отдельно, а избиратели – отдельно, причём от всей Украины отдельно.

Это даже близко не “демократия и свобода выбора”. Это тот самый Манхэттен, вполне себе добровольно и демократично отданный “электоратом” за связку стеклянных бус.

Алексей Голобуцкий 




Top