Роман Доник: “Еще одно впечатление о коммуникации ООС. “

Роман Доник

Еще одно впечатление о коммуникации ООС.
У нас полностью изменился формат войсковой операции. Новые люди в командовании. Новые взгляды на подачу и освещение информации. Почти все наработки, которые были созданы за 4 года, не работают. Потому что сейчас пришли на посады люди у которых в этом их качестве и на этих посадах, такого опыта нет. Нужна ли сейчас помощь ОСам? Конечно нужна. Потому что у блогеров волонтеров, а тем более у журналистов, есть опыт 4 лет. Тот самый опыт, которого сейчас не хватает военным. В прошлом ШАТО — это система управления, построенная на ротациях военных. Командование и управление ОС, работает немного по другому принципу. Привлекаются новые люди. Много ли кто из журналистов оказывали помощь командованию ОС за прошедший месяц? Вот просто без тараканов, заебов и короны, передавившей кровоснабжение мозга?
К примеру, сколько военные просят не снимать условного солдата в трусах и без броников? Не потому что они не ходят в трусах, а потому что воюющая армия в первую очередь для зарубежных партнеров должна выглядеть по-другому. Да, у нас не ходят нонстоп 24/7 на передке в брониках. Это физически тяжело для позвоночника. И все относятся с пониманием и к тапкам, и без броников во времена затишья. Хотя у НАТОвцев – получил ранение без броника, свободен от страховки. Вывихнул голеностоп когда вмест берц был в тапках – свободен. И так далее. Сколько военные просят не снимать бестолковые пострелушки из стрелкотни в сторону противника, находящегося в километре и больше? Или явно бестолковые и постановочные кадры? Так нет же. Видя включенную камеру, редкий воин устоит перед соблазном устроить 30 секунд рэмбы.
Еще и и из подствольника увалит куда-то в ту сторону. А журналистам ведь нужна картинка. Хотя это и тянет за собой впечатление, как о папуасах, а не бойцах, воющих 4 года. И таких ситуаций десятки. Когда не сорудничество, а тупо подставы.
И в это же время, только я знаю о трех случаях, когда офицеры штаба ООС обращались к журналистам за помощью, чтобы распространить экстренные заявления, а в ответ слышали отказ. Говоря не наш формат.
Сколько СМИ написали об безответном обстреле артиллерией морпехов в Талаковке? Большинство. Сколько написали, что не было ответа? Большинство. А сколько написали правду о том, что ответка была по трем целям. В том числе по арте противника, на выходе из застройки? Сколько написали, что работала наша артиллерия 122, 152 мм и 120 минометы. А сколько о том, что ответка была силами 3 батарей? А эта информация есть у военных, и они были готовы ею делиться. Это была открытая информация по адекватному ответному огню, в рамках минских соглашений.
Вот и получается фигня, при которой заумные и зазвездевшие журналисты хотят снимать только то, что интересно им, а не то, что нужно для интересов дела. А военные вынуждены с нуля строить систему коммуникации с прессой. И естественно ошибаться. И военным не интересны прошлые заслуги, распальцовка и что было за эти 4 года. Сейчас пришли люди, для которых все предыдущие заслуги журналистов в зоне АТО не имеют никакого значения. Ноль. Зеро. И если хотите понимания, то отнеситесь с пониманием. Улыбнись тому, кто сидит в речке.


Роман Доник




Top