Карл Волох: “я нередко говорю правду даже там, где мне это не выгодно и довольно рискованно “

Если отбросить пафос и желание покрасоваться, то следует признать: меня от лжи в жизни сдерживают два довольно прозаических мотива: гордыня (“да кто ты, бля, такой, чтобы я перед тобой унижался и выдумывал всякую хрень”) и панический страх быть пойманным на вранье (тоже замешанный на боязни унижения). Именно поэтому я нередко говорю правду даже там, где мне это не выгодно и довольно рискованно (хотя, как все нормальные люди, предпочитаю отмолчаться или уйти от прямого ответа) – лишь бы не соврать.
Именно поэтому мне так странно видеть ситуации, как с российскими руководителями, когда они заявляют вещи, обреченные на немедленное разоблачение и высмеивание. Пару дней назад Путин сказал, что будет сбивать американские ракеты, которые полетят на Сирию. Трамп его высмеял. А когда ракеты полетели, то первые сутки русские генералы упражнялись в игре “кто больше?”, описывая количество сбитых ракет, пока Пентагон не поставил в ней точку: “ни одной”. Объясните, как можно так грубо и неумело врать, ясно осознавая, что ложь будет немедленно разоблачена?
Лавров вчера заявил, ссылаясь на швейцарскую лабораторию, что Скрипалей отравили не Новичком, а веществом, производящмся на Западе. Швейцарцы немедленно выступили с опровержением, однозначно указав на Новичок. То есть, целый министр иностранных дел однозначно соврал, стопроцентно зная, что через считанное количество часов его при всём честном народе будут возить мордой по столу, высмеивая и его лично, и его шефа, и всю державу и нацию, которые он представляет. Но это его не сдержало от лжи.
И я в который раз задумываюсь, что мы с ними точно сделаны из какого-то разного теста. И понять их я не смогу – сколько ни старайся


Карл Волох




Top