Military Courier Ukraine:”Заблудившийся Пастор. Хроники Риддика. Как за 17й сепарский канал судили капелана”

Косяченко Василь Леонидович

Заблудившийся Пастор. Хроники Риддика.

Развязанная Кремлем гибридная война ударила не только по Крыму и Донбассу, но прошлась паровым катком по всей Украине корежа и сминая судьбы людей. Особенно тяжко пришлось тем, кто в поисках своей правды потерялся в идеологических лабиринтах. В ситуации, когда порой непонятно даже внутри страны кто друг, а кто враг.
Яркий пример тому – судьба Василия Косяченко, ныне отца Василия, священника. О драме этого одинокого человека, порой раздражающего, порой смешного, бросающегося в крайности и неизменно честного, который ищет свой путь к Богу, можно было бы наверное снять фильм.

Vasiliy Kosyachenko Косяченко Василь Леонидович 1970 года рождения. С началом войны пошел добровольцем на фронт. Служил в 5 батальоне ДУК ПС под началом легендарного «Барса», одного из тех защитников ДАП, кого впервые сепаратисты назвали киборгами. Там Василь получил позывной «Риддик», по которому его знают многие ветераны.

Сослуживец Василия, позывной Моисей: «Василь пришел к нам летом 2014. Как боец характеризуется только положительно. Воевал честно. Был хорошим товарищем. В конце 2015 года ранен в Песках — бой, минометный обстрел. Уволен по ранению»

После ранения Косяченко, как многие, кого не пощадила война все больше стал задумываться о Боге. По рассказам тех, кто его знал в Кропивницком, он примкнул к «Духовному центру Возрождение» начал проповедовать. При этом продолжал активно работать в местом отделении «Правого сектора».

Будучи по природе максималистом, Василь слишком буквально воспринял идеологию правого радикализма, результатом чего стала резкая публикация в Фейсбук (август 2015), где он призвал «составлять расстрельные списки врагов». Публикация вызвала такой резонанс в сети, что «товарищи по партии» из Кировоградского ПС публично заявили, что она не отражает их официальную позицию и «складання “розстрільних списків” не є партійною ініціативою»

Вскоре после скандала, ощущая моральный дискомфорт в мирной жизни, Василий продолжил поиск собственного пути. Осенью 2015 года он пошел работать в волонтерский проект Польова Пошта — возил грузы бойцам на передовые позиции в Авдеевке, Марьинке, ездил на Шахту Бутовка.

Олександр Сурков, волонтер, в то время один из руководителей проекта «Полевая Почта»: «Мои впечатления о Василе по тем временам исключительно позитивные. У нас же десятки посылок в день, материальная ответственность. Любой экспедитор как на ладони. Плюс постоянные поездки на первую линию. Мы без колебаний доверяли Косяченко и грузы, и машину. В исполнении обязанностей он абсолютно надежен. Правда в голове у него была полная каша, эдакая смесь радикального зрадофильства с религией … но это мы сразу вынесли за скобки рабочих отношений. Тараканы? Так кто из нас, АТО-шников и волонтеров без них …»

Материальное положение не позволяло Василию полностью посвятить себя волонтерству, и в начале февраля 2016 года он возвратился домой, в Кропивницкий, где снова оказался в дружеских объятиях старых друзей.

История, которая в очередной раз круто изменила его жизнь произошла 21 февраля 2016 года, во время «Вече», организованного радикалами в ознаменование годовщины Майдана. Группа из нескольких человек, в которой был и Василь «сцепилась» с генеральным продюсером интернет-стрима «17 канал», известного своими пророссийскими настроениями.


То что произошло дальше довольно мутно. У канала версия одна, у Василя другая, у нескольких очевидцев — третья. Если выжать из разных версий голые факты, то картина представляется примерно такая. Пикетирующие объявили представителей канала в подготовке «провокативных материалов». Те, чтобы доказать свою «невиновность» пригасили их к себе в студию. В студии один из сотрудников канала предложил визитерам забрать их сервер «чтобы убедиться что там нет никакой порочащей ПС информации». Сервер «поручили» нести Василю, и он продефилировал во двор с коробкой в руках, таким образом оказавшись единственным, кто засветился на камеры наблюдения ( по материалам уголовного дела «действовал в сговоре с девятью неустановленными лицами»)
Во дворе соратники вручили ему ключ от … машины одного из руководителей канала и предложили сесть за руль, заверяя что «полиция на нашей стороне».

Но полиция оказалась на стороне закона. «Мерседес» Е-класса, где помимо злосчастного сервера обнаружились «мониторы Apple, процессоры от iMac и микрофоны» был задержан полицией в квартале от студии. Непонятно, где были и что делали после этого соратники, но задержан был только один Василь.

Прокуратура, на волне истерики, которую поднял канал, влупила ему сразу четыре статьи – 296 (хулиганство), 186 (грабеж), 146 (незаконное лишение свободы) и 171 (препятствование журналистской деятельности).
23 февраля 2016 года состоялся суд по избранию меры пресечения. Следствие просило содержание под стражей, защита — домашний арест. Но следственная судья, посмотрев на нашего «пастора» и уяснив подоплеку происходящего отпустила его под личное обязательство.

Соратники(как о них говорит сам Василь — побратимы) обещали ему полную поддержку и защиту в суде. Сам же Василь, будучи в процессуальных вопросах(как и вообще во многих жизненных ситуациях) человеком достаточно неискушенным, наивно полагал, что постановление этого суда является оправдательным приговором. И, похоже никто его не стремился разубеждать. Мало того, на волне резонанса, который в те дни разогнал «17 канал» представители Кропивницкого ПС выступили с официальным заявлением:
.
“Несмотря на полное отсутствие в ПС симпатий к этому каналу, правосекторовцы в данном происшествии не фигурировали. Человек, которого некоторые СМИ с нетерпением назвали “бойцом ПС”, таким давно не являются. В свое время В. Косяченко действительно воевал в составе Добровольческого Украинского Корпуса, но с момента создания Д. Ярошем Украинский Добровольческой Армии – Косяченко воюет в ее составе” – (на сегодняшний день сообщение сайта ПС убрано, информация приводится по публикации «Ведомости-Украина»).

Трудно сказать, что тогда происходило у Василия в душе. Считал ли он себя преданным и брошенным? Наверное считал. Потому что уже с девятого мая 2016 года числился послушником в монастыре Федора Студита Бобринецкого района Кировоградской области. И здесь, монастыре УПЦ КП, он совершенно очевидно нашел себя, потому что буквально через месяц, десятого июня, был благословлен в иподьяконы.

Из характеристики, данной руководством монастыря: «Постоянно берет участие в богослужениях. Регулярно причащается и исповедуется. Проявил себя доброжелательным, открытым и верующим христианином».

Оказавшись в нормальной, благожелательной и комфортной для себя среде Василь под руководством духовных наставников он быстро стал восходить по ступенькам церковной иерархии. Однако его так и не отпустила война..

После очередной ступеньки, посвящения в диаконы, он начал покидать стены монастыря, выезжать в зону АТО. И у него вновь начались проблемы. Вскоре Василь попросил о переводе «на Восток», потому что не может сидеть сложа руки. Разделяя патриотические порывы своего нового клирика, Епископ Кировоградский обратился к епископу донецкому и Мариупольскому Сергию. Василя переводят в ту епархию, и занимается тем, что постоянно ездит к военным, фактически исполняя обязанности «волонтера-капеллана».

Епископ Сергий Донецкий, человек проницательный, судя по всему что-то разглядел в начинающем диаконе и рукоположил Василия в священнический сан.

Василь к тому времени уже и забыл про суд и следствие. Но запущенный механизм работал и после нескольких неявок его объявили в розыск …

Вскоре в силовых структурах Украины были учреждены официальные штатные должности военных капелланов, что вызвало мгновенный дефицит «церковных кадров». Требовалось и срочно более 110 человек. Поэтому, когда руководство Краматорского погранотряда обратилось в УПЦ КП с предложением назначит им в капелланы Косяченко — никаких возражений не было. «У нас тут есть такой ветеран, отец Василий — давайте его к нам»

Должность капеллана в армии, МВД и пограничной службе — это должность гражданского служащего. По согласованию с УПЦ КП все священнослужители, которых они рекомендуют для служения в силовых структурах, должны в обязательном порядке проходить проверку в СБУ. То, что Василий находится в розыске, должно было выясниться даже при самой поверхностной проверке. Но не выяснилось.

Отец Василий нес службу в погранотряде до августа 2017 года, до того как с ним произошла очередная нелепая история, причиной которой, как и в других случаях, стала вспыльчивость и неуравновешенность. Восьмого августа 2017 г. Василия в Краматорске остановили полицейские для проверки документов. Он, припомнив радикальное прошлое, категорически потребовал от них общаться только по-украински, и начал препираться. Подробности этой «стычки» неизвестны, но в результате копы пробили его по базам, увидели что «клиент в розыске» и тут же арестовали.

На сей раз пограничники отреагировали мгновенно. Не успели Василя увезти в Киев, как к нему примчался кто-то из офицеров и … заставил подписать заявление об «увольнении по собственному желанию». Конечно параллели здесь на грани фола, но от Василя как мы видим, «отреклись» трижды…

Как ни странно, но человеческое отношение к нему проявили прежде всего везущие в Киев полицейские и «трижды коррумпированные» Шевченковские следователи и судьи.
Полицейские в дороге, убедившись что перед ними не преступник, позволили умыться и привести себя в порядок(бывшие коллеги из погранотряда так торопились прикрыть свои задницы, что не передали Василию в дорогу личных вещей). Следователи Шевченкского РОВД Киева переговорили с ним, уяснили ситуацию и не стали «жаждать крови». По словам очевидцев вопрос был у всех один: «Как такой человек мог так дурацки вляпаться?»

Церковь от своего священника не отказалась. Вполне логично, что ему на время разбирательства запретили вести богослужения, но сразу же оказали всю возможную (в том числе и правовую) поддержку. В результате под поручительство нескольких капелланов Василий был отпущен под домашний арест и, пока следствие разбиралось, находился в одном из монастырей в пределах Киевской области.

На сегодняшний день мера пресечения ему изменена, дело понемногу расползается. Сам же отец Василий уехал в Краматорск и сейчас несет службу в одной из часовен.

В последние дни, на волне событий, связанных с неприглядными поступками священников и иерархов РПЦ в Украине, посты Василия (те еще кстати посты) попали в фокус внимания топовых блогеров. И есть почему, он просто не ощущает себя в сети духовным пастырем и порой ведет себя как как обычный сетевой тролль. По словам одного из людей, который хорошо знают Василия «Жаль что у нас нет как в США возможности судам запрещать людям активность в Фейсбуке»…

Такая вот история ветерана. В чем-то неоднозначная, в чем-то даже смешная (не для самого нашего героя конечно), потому что число нелепых вещей, происходящих с Василем, превышает статистическую норму наверное на порядок. Но это в первую очередь история простого человека, который воевал за свою страну и искренне хочет ей добра.

Отец Василий. Риддик — боец пятого батальона ДУК …

Максим Дробязко. Специально для Military Courier Ukraine





Top