Загрузка...
1476900653_059

Andrе Alexin: «Время работает на нас»

После 2014-го, когда оказалось, что у России нет сил для решающего рывка, а наша родная, украинская вата, до сих пор верящая в то, что «в России жизнь лучше», оказалась слишком инертной для того, чтобы массово выйти на улицы и кровью поддержать создание Днепропетровских, Одесских и Харьковских народных республик, установилось, как принято писать, «шаткое равновесие».

Россия не в состоянии нас завоевать — мы не можем пока силой освободить свои земли. «Снова замерло все до рассвета».

Ситуация, может быть, и патовая, но все-таки у нас есть преимущество.

Время.

Время работает на нас.

Экономика Украины, израненная не столько даже войной, сколько наследием четверти века воровства, и главное, поражённая тем, что невозможно исправить в одночасье — складом ума большинства населения, выросшего и возмужавшего при «кучмономике», и не знающего иных законов существования и мироустройства, кроме бизнеса и государственной машины как системы взяток и откатов — с одной стороны — и социального попрошайничества, пенсионерской инфантильности и ожидания возможности урвать как можно больший кусок субсидий и низких цен — с другой.

Однако, сравнивая Россию и нас, легко заметить одну вещь: теперь мы движемся в противоположных направлениях.



Читайте також:

Небыстро, но мы понемногу избавляемся от ужасного груза — мышления советских и постсоветских единиц. Наша экономика показывает слабый, но все-таки рост. Реформы идут — конечно, не так стремительно, как хотелось и виделось нам на Майдане, но не надо недооценивать колоссальную силу сопротивления реформам — от озлобленных старух, одетых «бедно, но чистенько», до яростных ультранацистов, верящих в превосходство одних над другими по данным произношения: все они, каждый в силу своего ума и воспитания, хотели бы заменить вороватого Януковича на нашего, украинского Путина — сильного, уверенного в себе, одной рукой нещадно карающего внутренних врагов — от Ахметова до Оксаны Марченко, а другой — щедро отсыпающего благодать правоверным — старушкам бесплатный корвалол и операции от катаракты, а ультранацистам — запрет на русский язык и повешенье кассирш, считающих мелочь по-русски.

То, что время работает на нас, и нам, в отличие от России, выгодно пока сохранять существующее положение вещей — имея в виду возврат наших оккупированных территорий в будущем, когда разрыв между нашими возможностями и возможностями стагнирующей сейчас России станет очевиден — всё виднее хотя бы потому, что не проходит дня, чтобы в длинном ряду разных и, казалось бы, никак не связанных между собою людей — от Пинчука до Надежды Бабкиной — не выступал бы кто-то с призывом примириться с потерей наших территорий и начать жизнь с новой точки отсчета — Украина в новых, усечённых границах.

Сторонников этой блестящей идеи в Украине, заботами Кремля, хватает, и это не только Мочанов или Надя Савченко: тысячи мнений — «зачем нам эта гангрена?», «они только тянут назад», «их все равно не исправить» — высказываются ежедневно — чем ощутимее наши успехи, тем сильнее эти голоса, и их нам предстоит услышать ещё немало — чем дальше, тем истеричнее: задействованы будут не только интернет-сети, американские и европейские газеты, но и, скорее всего, трибуна ООН и речи президентов не последних держав мира.

Но это означает только одно: мы на правильном пути.

И это также означает, нам стоит быть умнее и осмотрительнее в будущем.

Когда Крым и недостающий ныне остаток Донбасса вернутся в Украину окончательно, украинскому руководству следует крайне осторожно подходить к региональной политике, используя и кнут, и пряник: все, причастные к убийствам и мучениям украинских военнослужащих и гражданских лиц, должны понести соответсвующее наказание, но, с другой стороны, невозможно допустить разгула фарионщины и ницойщины, учитывая специфику областей, стремительно заселенных в своё время пришлым населением из России. Действовать здесь будет нужно не с нажимом, но в первую очередь — с умом, системой ре-пропаганды, уступок и запретов, рассчитывая эффект от своих действий на двадцать, пятьдесят, сто лет вперёд.

André Alexin



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *