2017 год прогноз

Виктор Трегубов: “Каким будет для Украины четвертый год Независимости”

Да, странно называть 2016-й год третьим годом независимой Украины, а 2017-й — четвёртым. Формально они 25-й и 26-й. Но я не могу удержаться. Надеюсь, вы меня поймёте. Как оказалось, получить независимость и начать ею пользоваться — разные вещи. И наше государство опять внезапно оказалось молодым.

В 2014 году у нас появилась сверхзадача: построить новую страну. Создать институты: армию, суды, чиновничество, дипломатию, общественные организации. Всё это — в условиях войны и жёсткого внешнего давления, всё это — на узеньком пироге украинской экономики, всё это — под девизом “хочешь жить, умей крутиться”.

Поэтому прошедший год хочется оценить именно с этой позиции: какие кирпичики мы сумели добавить в здание новой страны? Что нам удалось, что нет, а что мы просто проигнорировали? Соответственно, за что придётся браться в 2017-м? Давайте посмотрим.

У нас война, и в центре внимания — армия. Изменения, которые произошли в ней в 2016 году, мы можем смело записать в плюсы. За этот год мы:

— создали Силы специальных операций — отдельный элитный вид войск, обучаемый по западным лекалам и западными же инструкторами;

— более чем вдвое подняли зарплаты военным. При средней зарплате по стране в 5,5 тыс.грн даже свежеиспечённый рядовой солдат вне зоны боевых действий стал получать 7 тыс. грн. На “передке” — от 11 тыс. грн. Скромно, но по прежним меркам — небо и земля;

— вплотную приблизились к полностью профессиональной армии, отправив в резерв всех мобилизованных, а также тех, кто подписывал контракт “до завершения особого периода”, но не рассчитывал, что период настолько затянется. Призывники теперь составляют лишь малую долю ВСУ, а в зону боевых действий их и раньше не посылали.

В следующем году нас ждёт серьёзное обновление обеспечения: новые комплекты формы, новые берцы, новые пайки. А заодно и новые образцы оружия. В этом году отдельные блины были комковатые: новые миномёты “Молот” оказались недостаточно надёжными. В следующем надеемся на лучшее: речь должна идти о серьёзном ракетном вооружении.


Стратегическая ситуация на фронте за этот год не изменилась — но этого и не планировалось. “Ползучими” действиями ВСУ добились ряда тактических успехов в серой зоне, самые значимые участки — промзона Авдеевки и Светлодарская дуга. В остальном мы продолжаем выжидать,пока на оккупированных территориях самопроизвольно взрываются в лифтах террористы, а их обеспечение уменьшается прямо пропорционально российскому бюджету.

Отсюда переходим к другому институту — дипломатии. Можно с уверенностью сказать: эту часть дома мы уже построили, хотя малярные работы не помешают. Отечественная дипломатия сумела добиться мировой поддержки Украины и продления санкций против РФ, хотя в начале и середине года этот вопрос был под большим сомнением. Наши внешнеполитические неудачи происходили в основном на тех фронтах, где Украина просто не могла ничего сделать.Повлиять на референдум в Голландии, выборы в США и затягивание предоставления безвиза уже после выполнения всех оговорённых условий пока не в наших силах.

Во внутренней политике победа года — прозрачность. А именно:

— внедрение новой технологии госзакупок ProZorro, выдающейся даже по мировым меркам;

— начало активной работы Национального антикоррупционного бюро — в качестве примера можно вспомнить дело Онищенко;

— старт электронного декларирования.

Последнее — очень важно. В этот раз народным депутатам пришлось наступить на горло собственным интересам, но они это сделали.Они сами показали нам все свои часы, манускрипты и хоромы — и выслушали всё, что мы по этому поводу думаем. Раньше такое сложно было даже представить.

Ещё один пункт — экономика. Повышение коммунальных тарифов было болезненным, но необходимым. Субсидии спасли от массовых возмущений: те, кто надеялись поднять в Украине волну бунтов, опять разочарованы. “Нафтогаз” впервые заканчивает год с прибылью. Украина потихоньку забывает о газовой зависимости от РФ — той самой, которая долгие годы была нашим бичом и привязью одновременно. Начата децентрализация: всё больше средств остаётся в местных бюджетах. Тихо и несмело, но всё же идёт реформа образования.

“В ряде западных стран правительства могут смениться на более благожелательные к России — к этому нужно быть готовыми как украинским дипломатам, так и украинским военным”

А теперь о плохом, и просто об оставленном на следующий год:

— провалена реформа МВД: создана новая патрульная полиция, но не очищены авгиевы конюшни старых кадров в остальных подведомствах;

— толком не начата судебная реформа;

— медицинская реформа начала брать осторожный разгон лишь к концу 2016-го;

— реформа госслужбы, стартовавшая в 2016-м, вызывает множество нареканий. В отдельных министерствах чуть ли не прямым текстом называют новых госсекретарей “смотрящими” от президентской вертикали;

— несмотря на войну, в том числе информационную, не налажена не то что контрпропаганда, но и сколь бы то ни было эффективная система коммуникации государства с гражданами. Проще говоря,государство действует, а затем ставит перед фактом, но практически не разъясняет. Редкие исключения — выступления президента по ключевым вопросам, как в случае национализации ПриватБанка;

— продлён мораторий на продажу земель сельхозназначения;

— парламент остаётся слабым звеном украинской государственной машины. Большинство эфемерно, посещаемость удручает, процветают “договорняки” при сборе голосов и часты срывы голосований даже по самым нужным стране законопроектам. Более того, ничто не ведёт к улучшению ситуации: сохраняется как изначально вредная избирательная система с мажоритарщиками и закрытыми списками, так и набившая оскомину депутатская неприкосновенность;

— в публичной политике процветает популизм самого низкого пошиба.

Большинство этих задач придётся решать в 2017 году, невзирая на явное нежелание и сопротивление заинтересованных политических игроков. При этом всё указывает на то, что внешняя ситуация в “семнадцатом” будет намного жёстче, чем в уходящем году. Очень вероятны вооружённые провокации со стороны России сразу после вступления Дональда Трампа в должность президента США — таким образом Москва будет подчёркивать свои амбиции в попытке “выторговать” у Вашингтона право на безответное вмешательство в дела Украины. В ряде западных стран правительства могут смениться на более благожелательные к России — к этому нужно быть готовыми как украинским дипломатам, так и украинским военным. И если у тех и у других “в тылу” будет неэффективное государство, нерабочий парламент, медиа, где предательство обнялось с некомпетентностью и всеобщие истерики, это явно не поможет им сотворить чудо.

Впрочем, для наших оппонентов год также не обещает быть простым. Мы с ними продолжаем бежать марафон, ожидая, кто же первый свалится, схватившись за печень. Это делает задачу построения в Украине нормального государства не только втрое более сложной, но и втрое более важной. Перспектива проиграть в гонке отлично мотивирует: жить-то хочется. И у нас нет иного выхода, кроме как сделать 2017 год успешным для Украины. Своими руками.
Виктор Трегубов




Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *